Макрон: последняя надежда либералов

Новый президент Франции должен усилить свою страну экономически, чтобы принять от Германии эстафету первенства в Евросоюзе. Однако французы больше склонны к революциям, чем к непопулярным реформам, пишет Ирина Гасанова в №18-19 (760-761) журнала Корреспондент.

«Мир и Европа как никогда нуждаются во Франции – сильной, уверенной в своем будущем Франции…Мы возьмем на себя ответственность за разрешение затянувшихся кризисов: будь-то миграционный, изменения климата, увеличение неравенства, и, конечно же, терроризм», — с такими словами новый президент Франции Эммануэль Макрон обратился к французам во время своей инаугурации 14 мая.

На следующий день 15 мая новый президент Франции нанес своей первый зарубежный визит канцлеру Германии Ангеле Меркель, тем самым подтвердив самые серьезные намерения воплотить в жизнь свое предвыборное обещание укрепить Евросоюз и его франко-германское ядро. В Брюсселе, Берлине и других столицах стран ЕС восприняли победу молодого евроатлантиста с ликованием. На Макрона возлагаются надежды, что он усилит Францию и подхватит первенство в ЕС, заменив стареющую Германию. Меркель очень тепло приняла своего нового французского коллегу, заверив в своей готовности работать над реформами. Она даже согласилась рассматривать фискальную реформу евро, на что прежде было наложено негласное табу.

Герой нашего времени

В своих предвыборных речах Макрон призвал французов «избавиться от страха и неуверенности и обратиться к духу борьбы», который поможет им провести реформы и вернуть процветание. Ему отдали голоса 65,5% или 20 млн. французов. Его соперница лидер ультраправой партии Национальный фронт Марин Ле Пен набрала 34% или 11 млн. избирателей. Она тоже обещала французам вернуть им благополучие, сильную экономику и первенство в Европе, но совсем по-другому: закрыть двери в страну для эмигрантов, изолировать экономику от глобального рынка, избавиться от евро и выйти из Евросоюза.

Обещания политиков вернуть былое величие своей страны захлестнули Западный мир на фоне тотального разочарования в традиционной политической системе. Люди хотят видеть у власти новых политиков, которые предложат нестандартные решения. В ответ на такой запрос общества Франция еще раз доказала миру, что способна на революцию в предвыборных технологиях, и выбрала своим президентом самого технологичного из современных популистов. У 39-летнего банкира-финансиста Эммануэля Макрона – минимальный опыт в политике и очень успешная карьера в  финансовой империи Ротшильдов.

Политическая партия «Вперед!», которая выдвинула Макрона кандидатом в президенты, создана чуть больше года назад. Тогда молодой министр экономики в правительстве социалиста Олланда на небольшой встрече в своем родном городе Амьен на севере Франции (около 136 тыс. человек населения, известен готической архитектурой) заявил, что пора прекратить делить политику на левых и правых. Для этого он хотел бы создать свое движение, которое можно назвать «Вперед!». И добавил, что эта идея ему самому кажется немного безумной, и он не уверен, получится ли ее реализовать. Ауже через год с этой партией Макрон стал президентом, обойдя опытных соперников с именем в европейской политике, партийными структурами по всей Франции и своим «ядерным электоратом».

В большой политике он всего пять лет. С 2012 года работал в секретариате президента Франсуа Олланда, по сути, его помощником по внешнеэкономическим вопросам. Потом два года (2014-2016) занимал пост министра экономики, промышленности и цифровых технологий в правительстве социалистов. Деятельность Макрона в правительстве определял его опыт работы инвестиционным банкиром в холдинге Ротшильдов. В западных деловых кругах он прославился сделкой на 12 млрд. долл, которую в 2012 вел для компании Nestl? при покупке подразделения фармацевтической компании Pfizer.

На президентские выборы он шел как несистемный кандидат, который может объединить французов вокруг решения проблем экономики и безопасности страны. Такая технология и принесла ему успех, когда за него голосовали сторонники умеренных левых и умеренных правых, напуганные радикальной для либеральной Франции риторикой Марин Ле Пен о разрыве интеграционных связей внутри ЕС и, в конце концов, выходе Франции из Союза.

Однако, если на президентских выборах избиратели голосуют за политика, то на парламентских – за партию: ее идеологию и политические достижения.

Ставка на правых

У нового президента нет такой политической партии. А в июне этого же года во Франции пройдут выборы в парламент (в Нижнюю палату – Национальное собрание из 577 депутатов, избираемых на всеобщих выборах). В партии Макрона нет ни одного политика из нынешнего состава парламента. «Вперед!» уже представила список из 428, в котором никто раньше не избирался членом парламента. Зато там есть бывшая женщина-тореодор Мари Сара, одаренный молодой математик, популярный антикоррупцинный судья и военный летчик, воевавший в Сирии. Привести новые лица во власть было предвыборным обещанием Макрона.

В партии Макрона рассчитывают, что эти технические кандидаты привлекут голоса избирателей, которые также на высоком уровне доверия к партийному лидеру кредитом поверят и его соратникам. Но в масштабах страны, тем более, во Франции, где устоявшиеся традиции выборов, такая технология не работает. Со своей партией молодой президент Эманнуэль Макрон не получит лояльную коалицию в парламенте. И тогда из молодого перспективного европейского лидера, на которого с надеждой смотрит весь либеральный Запад, Макрон может превратиться в классическую «хромую утку» в политике, любое решение которого сможет заблокировать парламент.

Макрон формирует коалицию из консерваторов партии «Республиканцев». После того, как их кандидат Франсуа Фийон (в первом туре набрал 19,8%) призвал своих сторонников  голосовать втором туре за Макрона против лидера Национального Фронта Марин Ле Пен, правое крыло во Франции раскололось. Их и будет выдергивать в пропрезидентскую коалицию Макрон. Так, в премьер-министры он выбрал мэра города Гановер (Нормандия) Эдуарда Филиппа, который также никогда не был в центральной власти. Филипп закончил тот же престижный Парижский университет политических наук, что и Макрон. Оба они обучались в престижных частных лицеях, где готовят кадры для элиты. К слову, жена Макрона Бриджит, которая преподавала своему будущему супругу французский, также принадлежит к тому же кругу. Она – из семьи известного шоколатье, их семейный бизнес приносит 4 млн. евро доходов.

Свою поддержку и голоса левых на парламентских выборах Макрону предложил и экс-премьер-министр президента Олланда Мануэль Вальс. Он даже публично заявил, что после правления Олланда Социалистическая партия умерла, за что однопартийцы исключили его из своего предвыборного списка. Но молодой президент отверг помощь своего бывшего патрона. Левые ему в коалиции не нужны. Макрон делает ставку на правых, которые должны помочь ему реализовать непопулярные реформы, на которые он воодушевлял в своих предвыборных речах.

Революции против реформ

Из стран «Большой семерки» Франция медленнее всех восстанавливается после мирового финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг. А с приходом к власти социалистов и их президента Олланда в 2012 году рост ВВП буквально обвалился: с 2,1% в 2011 году до 0,2%. И все годы его правления экономика – в стагнации. По итогам прошлого 2016 года ВВП достиг отметки 1,2%. Безработица достигает 10%, при этом каждый четвертый безработный – до 25 лет. Многие французы, не видя для себя перспектив в своей стране, уезжают в Британию, Канаду, Соединенные Штаты. При этом с 2015 года Франция принимает беженцев из Ближнего Востока, на обустройство которых тоже тратятся бюджетные деньги.

Эманнуэль Макрон как финансист баллотировался в президенты с обещанием провести эти либеральные реформы. Он говорил о либерализации трудового законодательства, ослаблении госрегулирования и создании более гибких условий для бизнеса, уменьшение бюджетных расходов на 85 млрд. долл, сокращение 1200 рабочих мест в госсекторе. Но Франция – не та страна, где можно навязать политику «затягивания поясов».

В стране действует самое социально-ориентированное в Европе трудовое законодательство. В этот талмуд на 3000 страниц вошли все социальные завоевания французов в борьбе за свои трудовые права. Здесь – самая короткая в Европе рабочая неделя (35 часов) и одни из самых высоких пенсий. Уволить госслужащего во Франции практически невозможно.Это – работа на всю жизнь с гарантированной пенсией пусть даже через 40 лет. Для  частных компаний в законе фиксируется минимальный размер заработной платы. А если работодатель уволит сотрудника без его согласия, то будет обязан платить ему денежное пособие ему и всем его иждивенцам, пока тот не найдет новую работу. Поэтому частный бизнес не заинтересован создавать новые рабочие места.

Правительство Олланда в 2016 году попыталось либерализовать трудовое законодательство. Но даже своя Социалистическая партия отказалась поддерживать инициативу в парламенте. Когда же правительство попробовало провести реформу своим декретом, то страну на несколько недель охватили забастовки. Бал остановлен весь транспорт, закрыты госучреждения, частные предприятия и даже приостановлена работа на 10 из 19 атомных электростанций в стране.

А то, как французы отстаивают свои права на улицах, украинцы делали только во время Евромайдане после того, как были убиты первые протестующие. Булыжники, шины, коктейли Молотова, погромы зданий и поджоги автомобилей против тысяч полицейских с дубинками, водометами и слезоточивым газом. Для французов реформа трудового законодательства равносильна надругательству над их правами, за которые боролись многие поколения.

Либеральные взгляды Макрона и поддержка влиятельных банкиров оттолкнули от него сторонников крайне правых и крайне левых. Буквально на следующий день после инаугурации Макрона Париж охватили протесты, как обычно, с жестким противостоянием с полицией. Причем на улицы вышли сотни тысяч людей разных возрастов, сторонники ультралевых и сторонники ультраправых, антиглобалисты, защитники экологии и просто не согласные с его обещаниями провести либерализацию экономики и уменьшить социальную защиту в интересах частного бизнеса.

«Французы более талантливы в организации революций, чем в проведении реформ», — писал французский политический деятель 19 столетия Алексис де Токвиль. Обещание реформ во Франции равносильно популизму о раздаче всех благ народу в бывших соцстранах. Для их реализации новому молодому президенту Макрону нужно заручиться поддержкой не только влиятельных банкиров, но и политических оппонентов внутри страны, и своих партнеров по Евросоюзу, а главное, не разочаровать своих сторонников. Если новое поколение французов, которое и составило костяк его избирателей, победит старшее, привыкшее к высоким социальным стандартам, тогда Макрон сумеет провести некоторые реформы. В противном случае через пять лет французы уже будут выбирать президента между лидером ультраправых и лидером ультралевых. И те будут намного радикальнее, чем националистка Ле Пен или социалист Олланд. 

Оригинал статьи: Макрон: последняя надежда либералов